Антрацит на крови. Часть 2: Кто и как продает/покупает уголь оккупированного Донбасса в ЕС

Журналисты-расследователи из Словакии и Польши выяснили, как уголь, добываемый в оккупированном Донбассе, попадает в страны ЕС, кто его покупает и как громко молчат европейские политики и спецслужбы.

Словацкий журналист Томаш Фьорро, вместе с польскими коллегами Каролиной Бака-Погоржельской и Михалом Потоцким, исследовалИ, как добываемый на оккупированной территории Украины уголь попадает в ЕС. Как пишет в издание Новое Время, авторы расследования побывали в оккупированном Донецке и Ростовской области Российской Федерации. Встречались под видом покупателей с собственниками копанок в ОРДЛО, наблюдали грузовые составы на неподконтрольных Украине участках границы с Россией, опросили десятки собеседников в коммерческих и государственных структурах нескольких стран, проанализировали массу таможенных, транспортных и статистических документов в России, Беларуси, Украине, Польше, Чехии и Словакии.

Расследование впервые было опубликовано на словацком, затем на чешском языке Denníku N, а также в польском издании Dziennik Gazeta Prawna. Словацкая часть работы авторов была профинансирована Фондом журналистских расследований. НВ Бизнес публикует с некоторыми сокращениями перевод словацкого текста, вторую часть.

В первой части расследования (Антрацит с кровью) говорилось о том как уголь из копанок и шахт оккупированного Донбасса получает «российское гражданство». Во второй части авторы поясняют как и кто покупает это топливо в странах Европейского Союза: маршруты, трейдеры, и компании — среди них есть громкие названия. Особое внимание авторы уделили анализу того, почему западные соседи Украины, в частности, Польша, являются крупнейшими покупателями российского и контрабандного донбасского угля.

Мне удалось получить документ, который свидетельствовал о поставках угля (из, так называемых, ЛНР и ДНР — НВ Бизнес) в Словакию и Чешскую Республику. Топливо должно было прибыть из Донбасса по той же мошеннической схеме, которую использовал и пророссийский олигарх Курченко.

В документах, составленных работниками железных дорог и таможни, мы изучили таблицы с данными о массе, таможенных кодах, поставщиках, посредниках и, наконец, получателях в Чехии и Словакии. Каждая строчка в документе означает одну поставку. Только с 2018 года их были десятки.

Каролина и Михал получили похожий документ. В нем говорилось о Польше — еще множество десятков строк. Сотни тысяч тонн.

Таким образом, мы начали выяснять, как уголь из Донбасса попадает в ЕС.

(Напомним, первую часть расследования можно прочесть по этой ссылке — ред.)

Беларусь, великая угольная держава без шахт

В первой части нашего расследования мы рассказали о том, как уголь добывают на шахтах Донбасса, как он пересекает границу с Российской Федерацией, где фальсифицируются бумаги о его происхождении. Затем поезда идут в Беларусь.

Каролина и Михал на белорусско-польской границе обратились к сотрудникам таможни и частным таможенным декларантам, работающим с железной дорогой. Они на условиях анонимности сравнили нашу информацию о ввозе контрабандного угля со своими данными. Согласно информации моих коллег, с марта 2017 года до конца 2018-го только в Польшу ввезли более 330 тысяч тонн антрацита. Еще 20 тысяч тонн были отправлены в Словакию. Эти цифры приблизительно совпадают с данными польской и словацкой таможен. Таким же образом мы перепроверили данные и о другой продукции, например, коксе.

Может показаться, Беларусь служит всего лишь транзитной страной, и местное руководство не знает, что по белорусским железным дорогам перевозятся миллионы тонн краденого угля. Это не так.

В 2018 году Беларусь, по данным ее статистического управления, стала одним из крупнейших экспортеров каменного угля в Европу. Это чрезвычайно интересная информация, поскольку на территории этой страны нет ни одной шахты по добыче каменного угля и, тем более, антрацита. Тем не менее в 2018 году Беларуси удалось каким-то образом экспортировать 107,3 тыс. тонн антрацита. Годом ранее Беларусь экспортировала только 300 тонн антрацита. То есть за год объемы выросли в 357 раз!

Откуда же появился «белорусский» антрацит? Ответ тоже можно найти в официальной статистике за 2018 год. Но в данных об импорте. Беларусь ввезла из России 172,8 тысяч тонн угля, то есть больше, чем вывезла в другие страны. На первый взгляд, это не имеет смысла: зачем закупать в России антрацит и другие сорта каменного угля, чтобы перепродавать его в страны, которые закупают его напрямую у России. Тем более, что без белорусских посредников топливо обойдется дешевле.

Ответ такой: часть угля, который Беларусь закупает, а затем продает дальше, намного дешевле рыночной стоимости российского угля. Более того, этот уголь добыт совсем не в России.

То, что это не плод фантазии, подтвердил бывший лидер сепаратистской «Луганской народной республики» Игорь Плотницкий. В интервью российской газете «Известия» он похвастался переговорами о торговле углем с Беларусью и Турцией.

Уголь с оккупированного Донбасса дешевле российского. В нем выше содержание серы. Следовательно, он менее качественный. Также на обнищавшем Донбассе более дешевая рабочая сила, и никто не инвестирует в развитие шахт. Кроме того, Восточная Украина находится значительно ближе к Европе, чем сибирские шахты, а значит, транспортировка обходится дешевле. А логистика играет важную роль для конечного потребителя.

По словам многих надежных источников в российских компаниях, государство дотирует государственную железнодорожную компанию РЖД, чтобы максимально снизить стоимость транспортировки угля. Благодаря этому любой уголь из России, не только донбасский, можно продавать на международных рынках дешевле.

Справка: почему контрабанда через Беларусь выгодна

По данным источников НВ Бизнес в украинской угольной отрасли, регулярных котировок или ценовых индикаторов антрацита на рынках стран ЕС фактически нет. Причина — в уникальности этого товара и не слишком широком круге его потребителей. Оценить стоимость антрацита в Европе можно по косвенным признакам. Например, уголь марки Д (длиннопламенный) на условиях поставки в Брест (Беларусь) стоит около $65−70 за тонну, уголь марки Т (тощий) — до $75 за тонну. Эти сорта угля применяются в энергетике, как и антрацит (антрацит используется и в металлургии, для приготовления пылеугольной смеси при доменном производстве). Антрацит выше качеством, поэтому может стоить дороже, до $ 80 за тонну на белорусской границе.

По данным нескольких расследований, стоимость тонны антрацита в ОРДЛО находится в пределах $22−25. Это значит, что участники всей цепочки поставок, от владельца копанки, до посредника в Польше, Чехии и Словакии, делят между собой трехкратную маржу (в неравных долях, разумеется).

Но вернемся к Беларуси. Она не в первый раз служит посредником для обхода санкций. Это началось как минимум в 2014 году, когда Россия ввела эмбарго на импорт западных продуктов питания, таких как французские сыры, норвежский лосось и польские яблоки. Но это произошло на бумаге, потому что все эти продукты внезапно начала производить Беларусь. Изменение страны происхождения позволило отправлять товары высшего качества покупателям в Москву или Санкт-Петербург. А Беларусь, страна без единого метра морского побережья, стала крупным производителем морских устриц.

Мы увидели, что незаконный уголь проходит через Беларусь не просто транзитом. У части контрабандной продукции в этой мошеннической схеме появляется еще один посредник. Но зачем усложнять схему? Для получения ответа на этот вопрос, необходимо узнать, куда реэкспортируется большая часть этого угля.

Уголь возвращается домой

Большая часть угля реэкспортируется в Украину. В 2018 году общий экспорт каменного угля из Беларуси составлял 853,9 тыс. тонн. Из них в Украину отправили 588,5 тыс. тонн. Еще более отчетливо это заметно в экспорте антрацита — из 107,3 тыс. тонн 102,2 тыс. тонн экспортировано именно в Украину.

Львиная доля топлива поступает из Донбасса. Это подтверждается железнодорожной документацией, согласно которой с февраля по май 2018 года сотни тысяч тонн донбасского угля были проданы через Беларусь в Украину через фирмы, принадлежащие Сергею Курченко — «Газ-Альянс» и «Внешторгсервис».

Однако, почему украинские потребители через Россию и Беларусь покупают уголь у сепаратистов, с которыми воюет их страна? Ответ прост: потому что он дешевле российского (не говоря уже об угле из других стран). Но украинские законы запрещают торговлю с субъектами на оккупированных территориях. А в апреле 2019 года Россия ввела эмбарго на экспорт угля в Украину.

Украинское руководство, конечно, обо всем этом хорошо знает. Настолько хорошо, что, согласно официальной украинской статистике из Беларуси не было импортировано ни грамма угля.

Когда журналисты «Радио Свобода» спросили у представителей Укрстата о причинах отсутствия импорта угля из Беларуси, ответ так и не был получен.

И ситуация не меняется — только в первом полугодии 2019 года в Украину из Беларуси были доставлены 1,01 млн тонн угля. Это даже больше чем в прошлом году. И поезда — это не единственный способ доставки угля с оккупированных территорий. Как признают представители местных администраций на востоке Украины, уголь для небольших заказчиков вновь перевозят через линию фронта на грузовиках.

Например, мы отследили отгрузку 1,4 тыс. тонн антрацита по государственной закупке для начальной школы в Одесской области. Вся доставка осуществлялась с оккупированных территорий.

Польша, извечный враг России — и бизнес-партнер пророссийских сепаратистов

Каролина и Михал в 2017 году первыми обнаружили, что уголь из Донбасса начинает незаконно поступать в Польшу. Они нашли компании, помогающие реализовать эту схему и в октябре 2017-го побывали в офисе компании Doncoaltradе в Катовице. Основным акционером компании, согласно польскому торговому реестру, оказался Александр Мельничук, бывший заместитель министра энергетики, так называемой, «Луганской народной республики». И это только верхушка айсберга.

Позже они (Каролина и Михал) начали искать другие подобные поставки и сравнивать их с данными польских грузоперевозчиков и таможенными декларациями. Обнаружилось, что нелегально ввозить антрацит в Европейский Союз очень просто, потому что на него не распространяются ввозные пошлины. Этот товар почти не добывают на территории ЕС, поэтому и нет необходимости защищать местных производителей от его импорта. Это означает, что при импорте антрацита таможня часто не проверяет сопроводительную документацию. Мои коллеги смогли раскрыть целую сеть компаний аналогичных Doncoaltrade, которые беспрепятственно работают в Польше. И часто ими владеют чиновники сепаратистской администрации на Донбассе.

Польское правительство, члены которого соревнуются в СМИ в антироссийских высказываниях, не предприняло ни одного шага, чтобы остановить незаконный бизнес пророссийских сепаратистов на своей территории.

Журналисты написали десятки статей на эту тему, получили престижные журналистские награды за свои расследования, а их тексты были переданы мировым СМИ. Единственное, что до сих пор не удалось, так это инициировать официальное расследование этих дел.

Правда, одну реакцию от правительства дождались: бывший вице-министр иностранных дел Ян Дзедзичак потребовал от польских спецслужб, чтобы они провели расследование в отношении… Каролины и Михала. Потому что они якобы угрожают польско-украинским отношениям. Проправительственные СМИ опубликовали обвинения о том, что обоим журналистам заплатил известный украинский олигарх Ринат Ахметов.

Почему, когда речь идет об угле, польское правительство внезапно забывает о своей давней внешнеполитической линии? Потому что 80% польской электроэнергии производится на угольных электростанциях. Это топливо Польше не выгодно добывать на собственных неэффективных и разрушающихся шахтах. И поэтому уголь импортируется. В 2018 году в Польше был отмечен резкий спад внутренней добычи угля и рекордный рост импорта. 70% из 20 млн тонн ввезенного угля поступило из России. Или, как бы из России. Ведь часть этого угля была отправлена сепаратистами Донбасса.

Польша стала третьим по величине покупателем угля из Донбасса в ЕС. Сюда ежегодно ввозится 250 тыс. тонн на сумму около $37,5 млн. Это чуть более 1% от общего российского экспорта угля в Польшу. Тем не менее, Варшава должна была менее толерантно отреагировать на действия организованной преступности. И не только с фокусом на уголь сепаратистов. Сам по себе импорт миллионов тонн угля из России — это сознательное построение энергетической зависимости от нее. А ведь именно польское правительство громче всех критикует Германию за поддержку газопровода «Северный поток 2» (Nord Stream II), используя аргумент создания энергетической зависимости от России.

Хотя нет никаких признаков того, что у Польши есть план Б — скорее наоборот. Совсем недавно она подключила к своей энергосистеме три новых мощных энергоблока, работающих на угле (Козенице 1075 МВт, два в Ополи по 900 МВт), строительство еще одного вскоре закончится (Явожно 910 МВт), один только начали строить (Остролека 1000 МВт). Причина, по которой поляки не вкладывают деньги в другие виды энергии, вероятно, политическая. Нынешнее правительство делает ставку на популизм и огромную часть своих доходов проедает, тратясь на щедрые социальные программы, чтобы удовлетворить интересы избирателей. На реформу энергетики денег нет, а зависимость от российского угля просто никого не интересует.

Чешская угольная кривая

Изучение статистических данных Польши о торговле донбасским углем привело к нескольким выводам по другим странам. Например, что многие торговцы этой продукцией существуют очень давно и имеют большой опыт импорта угля из нелегальных шахт под названием «копанка». Такая добыча угля процветала задолго до оккупации Донбасса. Локальные контакты таких компаний, их опыт и ноу-хау стали еще более полезными после начала украинской блокады оккупированных территорий в 2017 году. Сегодня их используют олигархи, связанные с пророссийскими сепаратистами.

Еще один вывод: эти компании иногда связаны одними и теми же владельцами, но в основном работают как сеть независимых местных перекупщиков. Мало кто из них способен обеспечить долгосрочные, стабильные и регулярные поставки угля в больших объемах. Поэтому услуги, которые они оказывают конечным потребителям, с самого начала производят сомнительное впечатление.

Это подтверждают независимо друг от друга все представители европейских предприятий — потребителей угля, которые избегают нелегального топлива. Качество и химический состав подобных партий, по их словам, так же нестабильны, как и регулярность доставки. Все респонденты, к которым мы обращались, отмечают, что ежегодно получают десятки подобных предложений. Одним из небольших посредников в Чехии является компания «ТД Антрацит» (TD Anthracite). В действительности она зарегистрирована в польском торговом реестре. Там указан филиал в Чешской Республике, на сайте компании также есть чешские адрес и номер телефона. Но по данным финансовой полиции Чехии, такая компания никогда не была зарегистрирована в стране и работает незаконно.

Когда мы приехали по указанному адресу, то ничего не обнаружили. Но сотрудник службы охраны, у которого мы спросили — не работала ли тут когда-то фирма, торгующая углем, тут же насторожился. «На вашем месте, я бы не лез в это дело», — посоветовал он.

Мы не последовали этой рекомендации.

Как выяснилось, согласно польскому торговому реестру, одним из акционеров этой компании является Игорь Лызов, политический функционер из сепаратистского Донецка, глава так называемой администрации Амвросиевского района «ДНР», на территории которого расположен пограничный переход Успенка. Именно через него транспортируется большая часть нелегального угля в Россию. Вторыми акционерами являются братья Сергей и Антон Макаренко. Последний из них, по данным полиции Чешской Республики, фигурировал в деле о финансовых преступлениях. Еще одним акционером до мая 2018 года был Карл Теслер. Человек с таким же именем возглавляет итальянскую фирму Carbone, которая тоже импортирует большие партии угля из оккупированного Донбасса.

Еще одна компания, чьи поставки в Чешскую Республику также обеспечивались сомнительными российскими компаниями из Ростовской области, называется Fulbert Limited. О ней мы узнали из документации РЖД. Это оффшорная компания, зарегистрированная в Белизе, которая является одним из чешских покупателей донбасского угля.

Нам не удалось найти контактные данные этой фирмы. Все говорит о том, что это фиктивный посредник, созданный, чтобы никто не мог выйти на реального конечного потребителя угля, который, судя по железнодорожным накладным Чехии, поступал из Беларуси на металлургический завод ArcelorMittal в Остраве. По нашим данным, уголь поставлялся не только на чешский завод, но и на его словацкий филиал. Общий объем импортированного ими в 2018 году антрацита превысил 100 тыс. тонн. В этом году поставки прекратились. Несмотря на репутацию авторитетного промышленного игрока, железнодорожные отчеты компании ArcelorMital являются прямым примером схемы поставок из Донбасса, о которых мы рассказали ранее.

Поставки для чешского предприятия шли в течение всего года. Первая партия пришла в середине января 2018-го, а последняя — в ноябре. Когда мы проконсультировались со специалистом по чешской угольной промышленности, он отметил случайный характер поставок, что нехарактерно для столь крупной компании. Как правило, такие потребители заинтересованы в регулярных поставках угля с конкретной шахты по стабильной цене и с определенным химическим составом. Однако, по его словам, наличие таких нестандартных поставок с Востока для чешской индустрии является секретом Полишинеля. Тем не менее до сих пор никто так и не отважился выяснить их происхождение.

Анализируя поставки для ArcelorMital, мы внимательно изучили ее ростовских партнеров. Один из них упоминается в документах о поставках для упомянутой подставной компании из Белиза и других клиентов в Словакии, Польше, Турции и других странах. Это Торговый дом «Угольные технологии», который продавал донбасский уголь еще до украинской блокады 2017 года. За июнь 2018 мы находим еще одно упоминание о компании «Угольные технологии»: 5,4 тыс. тонн угля другому заводу концерна ArcelorMital в румынском городе Галац.

Но ТД «Угольные технологии» примечателен не только продажами угля от сепаратистов премиальным клиентам в Чехии и в других странах. Он также имеет интересных представителей. Его директора зовут Илья Александрович Колосов, и проживает он в Крыму, оккупированном Россией. Одной из основательниц фирмы является Светлана Александровна Рыжкова. Женщина с таким же именем, по украинским данным, нарушала украинскую границу с Российской Федерацией на Донбассе. Это значит, что она не раз незаконно приезжала на оккупированные территории через один из российских пограничных пунктов. Кроме того, человека с таким именем подозревают в помощи сепаратистам.

Что об этом говорят представители компании ArcelorMital в Чехии и Словакии?

Во время проведения расследования эти предприятия выкупил консорциум Liberty (в июле 2019 года корпорация Liberty House промышленного магната, индуса Санджива Гупты выкупила 6 предприятий ArcelorMital — НВ Бизнес). На вопросы журналистов письменно ответила пресс-секретарь завода Барбара Дворжакова. В подписи к ее электронным письмам значились те же контакты, которые указаны в документах с данными о десятках поездов, перевозивших уголь сомнительного происхождения.

В ответе пресс-секретаря указано, что их компания покупает антрацит из проверенных источников, которые не скрывают его происхождение. Все остальное — коммерческая тайна. Другие детали она отказалась предоставить.

Выписка из реестра о компании Fulbert Limited из Белиза, которая покупает уголь Донбасса / Фото: https://dennikn.sk

Словакия — небольшой заказчик

В Словакии есть несколько крупных предприятий, которые закупают уголь на Востоке. Это, например, металлургическая компания U.S. Steel (Кошице) и тепловая электростанция «Вояны». Однако поставки с оккупированного Донбасса в их адрес не подтвердились.

Ситуация с U.S. Steel закономерна, так как завод принадлежит американским собственникам. Если бы они нарушили эмбарго собственного правительства, то понесли бы огромные финансовые и репутационные потери.

Мы нашли только мелкие компании, которые покупали от сотен до нескольких тысяч тонн угля из Донбасса. Большая его часть попадает в Словакию через Россию и Беларусь. После пересечения границы со Словакией и изменения ширины колеи поезда на узкую колею, отслеживаемые партии отправлялись напрямую к словацким заказчикам.

Наш источник из словацких железных дорог заметил, что в таких партиях угля часто есть несоответствия в их сопроводительной документации или странное «поведение» таких составов поездов. Источник говорит, что железнодорожный погранпереход в Чьерна-над-Тисоу является «государством в государстве». Это место, в котором словацкие законы часто не действуют, проверки редки и неэффективны, и при надлежащих контактах почти все можно скрыть или провезти. Он добавляет, что уголь является одним из многих подобных товаров.

Одним из выявленных словацких потребителей угля является компания Cemmac, которая производит цемент. Но в российских железнодорожных документах она не упоминается. Вместо нее там фигурирует другая словацкая транспортная компания, которая доставляет конкретные партии топлива на территорию Словакии на завод компании Cemmac. То, что она указана в документации в качестве потребителя, согласно нашему источнику на таможне, является ошибкой или, что более вероятно — намерением скрыть реальных заказчиков. Согласно документации о происхождении угля, его добыли в Казахстане. Однако заказчику его отправила уже знакомая нам ростовская компания, которая торгует краденым углем с Донбасса. Все говорит о том, что мы просто имеем дело с новым вариантом легализации происхождения угля.

Как нам удалось выяснить в Словакии, эти поезда действительно прибыли на производство компании Cemmac (Горни-Срни, недалеко от Тренчина). Однако представитель компании, к которому мы обратились за комментарием, утверждал, что уголь они закупают с сибирской шахты в Кемерово. Из трех поставок, о которых нам удалось узнать, они признают только одну, осуществленную в январе 2019 года. При этом их собственная транспортная служба располагает данными обо всех трех поставках.

Другим словацким заказчиком является компания VUM (Жьяр над Гроном), которая производит различные промышленные изделия из антрацита. Они признают, что в 2018 году «экспериментировали» с поставщиками и один раз получили партию антрацита, соответствующую нашему описанию, которая не обеспечивалась долгосрочным контрактом. Они утверждают, что получили ее от российского поставщика вместе с сертификатом происхождения (Российская Федерация).

Последним получателем является словацкий филиал чешского подразделения ArcelorMittal (сегодня Liberty). В его документах, как и у компании VUM, мы находим известную ростовскую компанию ТД «Угольные технологии».

Выводы

Похоже, что ко второй половине 2019 года, лучшие времена бизнеса на кровавом угле из Донбасса в странах Восточной Европы остались позади. Об этом свидетельствуют уменьшающиеся объемы поставок поездами, обусловленные деградацией шахт Донбасса. Их самопровозглашенные владельцы не заинтересованы финансировать их развитие. Они хотят лишь максимально долго поддерживать эксплуатацию. Но это не значит, что проблема уже решена сама собой.

Также не стоит ожидать, что прекращение продажи незаконного угля в Центральную Европу изменит ситуацию на востоке Украины. Уголь продолжают оттуда вывозить, хотя наш регион (Польша, Чехия, Словакия — ред.) становится все менее важным покупателем. Огромные регулярные партии идут в Турцию, Румынию, а также в Нидерланды и Германию. Некоторые из этих стран являются конечными потребителями, другие — просто дополнительными посредниками в цепочке поставок.

Уголь вывозят не только поездами, но и судами. В этом случае изменить страну происхождения еще проще. Популярным способом является перегрузка угля в портах другого сепаратистского региона — в Абхазии с изменением страны происхождения. Или перегрузка с одного судна на другое в открытом море. Оккупированные территории на Донбассе поддерживаются не за счет незаконной торговли, а базируются на военной, материальной и финансовой поддержке Российской Федерации. Как было показано в первой части нашего расследования, этот бизнес работает не на благо обоих сепаратистских регионов на Донбассе, а для прибыли пропутинских олигархов из России.

Прекращение незаконной торговли кровавым углем имеет гораздо большее значение для интересов самого Европейского Союза и нашего региона. Наши промышленные концерны не функционируют в условиях правового вакуума. Международное право, энергетическая безопасность, законы против организованной преступности и незаконной практики международной торговли, и, что не менее важно, элементарная этика должны применяться и к ним. Но в реальности все иначе. Реакция правоохранительных органов на государственном и европейском уровне практически отсутствует. Самый яркий пример — снисходительность польского ведомства юстиции.

Лишь после того, как СМИ подняли эту тему, оппозиционный депутат Европарламента Ярослав Валенса (сын бывшего президента Леха Валенсы) отреагировал на проблему в Польше и попытался передать этот вопрос в Европейскую комиссию. Но тогдашний вице-президент Комиссии Федерика Могерини лаконично ответила, что государства — члены ЕС самостоятельно несут ответственность за соблюдение санкций. Хотя ее цинизм, к сожалению, опирается на реальное состояние дел, даже тогда не было принято никаких мер для изменения европейского законодательства и ужесточения контроля над импортом санкционных товаров на рынки стран ЕС.

Аргумент о том, что уголь, украденный на донбасских шахтах, при импорте в Европу декларируют как российский и, таким образом, формально все в порядке, не выдерживает критики.

Более того, даже если будет доказано, что документы, выданные российским шахтам и заводам, фальсифицированные, то санкции ЕС не налагаются на импорт продукции из донбасских квазиреспублик (в отличие от Крыма). Это тоже правда, но, с другой стороны, европейские санкции действуют в отношении субъектов, которые финансируют деятельность этих «республик».

Как мы показали, под это определение попадает олигарх Курченко, который сейчас контролирует нелегальный угольный бизнес на Донбассе и который уже находится под санкциями США. И неважно, сколько прибыли на самом деле попадет в карманы Курченко и российских олигархов. Их деятельность на оккупированных территориях, и общий характер экспорта угля в страны ЕС дают достаточно оснований для устранения этой схемы действиями европейских институтов и Европейской Комиссии, а не только на уровне отдельных национальных государств.

Описанная схема импорта угля нарушает законы каждой из стран, получающих продукцию таким образом. Ведь подделка сопроводительных документов является мошенничеством. Это также нарушает ряд законов нашего международного партнера, Украины. Уголь покидает ее законную территорию без таможенного контроля, нарушается запрет на торговлю на оккупированных территориях и не платятся соответствующие налоги в бюджет Украины.

Последняя причина: «национализация» украинских шахт сепаратистами в 2017 году является нарушением международного военного права. Согласно Женевской конвенции, массовое присвоение иностранной собственности в вооруженных конфликтах считается военным преступлением. Если наши страны и европейское законодательство перестанут игнорировать организованную преступность и работать рука об руку с политическим терроризмом донбасских сепаратистских структур, это также станет важным сигналом для Украины. Очевидно, что ее слабая и коррумпированная администрация не в состоянии противостоять своим корпорациям, которые покупают уголь на оккупированных территориях. Однако сегодня для десятков миллионов украинцев Европа является примером для подражания, и важно подавать пример и в этом направлении. По сравнению с Украиной наша правоохранительная система развита гораздо сильнее и лучше финансируется.

И уже есть доказательства того, что эти незаконные схемы можно эффективно ограничивать. Расследования Каролины и Михала игнорируются их собственным польским правительством. Но спустя несколько месяцев после публикации одной из статей, правительство США ввело санкции против ее героев. В черный список попал упомянутый выше Александр Мельничук и его компания Doncoaltrade. Она стала первой польской компанией, попавшей под санкции из-за войны в Украине.

Если обычное журналистское расследование без значительных финансовых средств и ресурсов смогло инициировать столь серьезные шаги со стороны США, то правоохранительные органы стран Восточной Европы наверняка смогут сделать гораздо больше. Настала наша очередь.

Автор: ТОМАШ ФЬОРРО

Источник: argumentua.com

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...